РАССКАЖИ СКАЗКУ
Хорошие детские сказки
   

   


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

   

Русские народные сказки

Курочка ряба

Жил себе дед да баба, у них была курочка Ряба; снесла под полом яичко - пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил - не разбил, баба била - не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается!

Шли за водою поповы дочери, спрашивают деда, спрашивают бабу:

— О чем вы плачете?

— Как нам не плакать! - отвечают дед да баба. - Есть у нас курочка Ряба; снесла под полом яичко - пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил - не разбил, баба била - не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила.

Как услышали это поповы дочери, со великого горя бросили ведра наземь, поломали коромысла и воротились домой с пустыми руками.

— Ах, матушка! - говорят они попадье. - Ничего ты не знаешь, ничего не ведаешь, а на свете много деется: живут себе дед да баба, у них курочка Ряба; снесла под полом яичко - пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил - не разбил, баба била - не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Оттого дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается. А мы, идучи за водою, ведра побросали, коромысла поломали!

На ту пору попадья плачет, и курочка кудкудачет, тотчас с великого горя опрокинула квашню и все тесто разметала по полу.

Пришел поп с книгою.

— Ах, батюшка! - сказывает ему попадья. - Ничего ты не знаешь, ничего не ведаешь, а на свете много деется: живут себе дед да баба, у них курочка Ряба; снесла под полом яичко - пестро, востро, костяно, мудрено! Дед бил - не разбил, баба била - не разбила, а мышка прибежала да хвостиком раздавила. Оттого дед плачет, баба плачет, курочка кудкудачет, ворота скрипят, со двора щепки летят, на избе верх шатается! Наши дочки, идучи за водою, ведра побросали, коромысла поломали, а я тесто месила да со великого горя все по полу разметала!

Поп затужил-загоревал, свою книгу в клочья изорвал.

Конец


    «Курочка Ряба» в семи изложениях

    1. В изложении Козьмы Пруткова

    Пахом, держа яйцо в руках,

    Сказал: «Его разбить должно!»

    И тут же сдуру впопыхах

    Взамен яйца разбил окно.

    Мораль же басни сей, читатель, улови:

    Коль надобно яйцо разбить – ты мышь зови.

    Июнь 1945

    2. В изложении Гомера (в переводе Жуковского)

    Песнь первая

    Муза, скажи мне о той многоопытной куре, носящей

    Имя славнейшее Рябы, которая как-то в мученьях

    Ночью, в курятнике сидя, снесла золотое яичко.

    (Песни вторая – семнадцатая содержат описание того, как курица кудахчет над золотым яйцом.)

    Песнь восемнадцатая

    Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос;

    Ложе покинул старик, и покинула ложе старуха;

    Вышли из дома, к курятнику путь направляя свой близкий.

    Песнь девятнадцатая

    Входят в курятник и видят яйцо золотое лежащим;

    Круглое, твёрдое, гладкое, ковано словно Гефестом,

    Это яйцо всё кругом озаряло чудесным сияньем.

    Песнь двадцатая

    Тут, ослеплённые светом, поспешно к яйцу подбежали;

    Стали усердно долбить, но напрасен был труд их нелёгкий:

    Тщетно пытались они разломать скорлупу золотую.

    (Песни двадцать первая – сорок пятая содержат описание того, как они долбят золотое яйцо.)

    Песнь сорок шестая

    Мышка веленьем судеб пробегала вблизи в это время,

    Волей всевышних богов зацепила хвостом за яичко;

    На пол упавши, яйцо на мельчайшие части разбилось.

    ________

    Плачь же, старуха несчастная! Слёзы, старик, лей обильно!

    Июнь 1945

    3. В изложении Бальмонта

    О воздушнобезбрежности златогладкой яичности,

    Золотые аккорды скорлуп!

    Ты лежишь безглагольное, порождение птичности,

    И зефир обдувает твой труп.

    Мчитесь к ясному солнышку и к зеркальной небесности

    Гармоничности звучные слов!

    Я клянусь окончательно мир лишить его пресности,

    Я взволную его до краёв!

    Та яичность волшебная – порождение курицы,

    Чей могуч рябокрылый полёт.

    Старец вещий и старица от сверкания жмурятся,

    Но мышонок яйцо разобьёт.

    И скорлупность яичная, там незримо лежащая,

    Отражаясь в безмерности вод,

    Подтверждает таинственность того звёздно-блестящего,

    Что придёт, непременно придёт!

    Июнь 1945

    4. В изложении Маяковского

    Смотрите –

    вот курица.

    Фамилия –

    Ряба.

    Перья нафабрив

    Села,

    натужилась,

    глядит сконфуженно:

    видит:

    под нею,

    солнца золотее,

    – не отвертишься:

    факт налицо –

    лежит

    золотое

    яйцо!

    Дед –

    борода снега белей –

    зовёт свою бабу

    и мчится с ней.

    Бегут,

    шаги саженями считая.

    Влетают –

    стоят, глаза продирая.

    Схватили яйцо

    и об стену

    давай долбить его в две смены.

    Долбят неделю –

    нету толку,

    положили яйцо на полку.

    Но тут,

    узнав о яйце понаслышке,

    с портфелем под мышкой

    бежала мышка.

    Бежала,

    бежала

    и

    выкинула фортель:

    махнула хвостом –

    яйцо – к чёрту!

    Июнь 1945

    5. В изложении Вертинского

    В этом старом курятнике, где Вы жили цыплёнком,

    Вы яйцо золотое мимоходом снесли.

    То яичко схвативши, стала бить старушонка;

    Вместе с дедом долбили, но разбить не смогли.

    В ту минуту печальную пробегал там мышонок,

    Он яичко раскокал и в нору убежал.

    Плач старухи несчастной был надрывен и звонок,

    И слезу утирая, дед её утешал.

    Июнь 1945

    6. В изложении Андрея Белого

    Язык, запрядай тайным сном! <…>

    Я вижу: дующие зовы,

    Я вижу: дующие тьмы <…>

    Меня пленяет Гольбер Гент,

    И я – не гимназист, студент... <…>

    Вдыхая запах «poudre Simon» <…>

    Так звуки слова «дар Валдая»

    Балды, над партою болтая, –

    Переболтают в «дарвалдая»... <…>

    Стекло пенснэйное проснётся <…>

    У той: –

    – Над златокарей згой

    Град Гелиополь: дева Отис <…>

    О, эти розовые феи!..

    О, эти голубые!.. Ишь: –

    Красножилетые лакеи

    Играют веером афиш.

    Графиня толстая, Толстая,

    Уж загляделась в свой лорнет... <…>

    Я смыт вздыхающей волною

    В неутихающий покой.

    Андрей Белый. Первое свидание.

    [Поэма в 4 частях, с предисловием и эпилогом]

    Предисловие

    Над бледнопалевою згою,

    Обрамапутрив индный Ганг*),

    Летя эонною*) дугою,

    Я впитывал иланг-иланг*).

    1.

    Я гимназист: живу в деревне –

    Луна, лазурные луга...

    И был: старик, философ древний;

    Была: жена его, карга.

    Я помню чудное мгновенье:

    И «куд-куда?» и «куд-кудах!», –

    – Витая в выспренних мечтах,

    Меж мараморохов*) сомненья –

    Меж перламутровых яиц –

    Яйцо родилось золотое:

    Так Шлиман шлем находит в Трое,

    И Каллисто и Каллироя*)

    Вдруг восстают из небылиц;

    Так сонмы мифов сонным роем

    Внезапно хлынут из гробниц;

    Так пред прославленным героем

    Падут народа толпы ниц;

    Так на вопрос глупейший «Кто я?»

    Дурак ответит: «Белый шпиц»*);

    Так в анекдоте в слово шиц*)

    Сыча балды переболтают;

    Так не худеющий Лифшиц*)

    От полноты своей страдает.

    Но вот:

    – Яйцом привлечена,

    Своим нутром озарена,

    Шурша, надушенная шипром*),

    В шафранном шарфе, шитом шифром*),

    Шеренгой шествует она –

    Та, кто прекрасна и ужасна,

    Та, кто опасна и безгласна,

    (Как Эльдорадо, всем опасна;

    Как Эльдорадо, всем прекрасна) –

    Старуха, чёрт б её побрал,

    Идёт к курятнику.

    За нею,

    Простёршись фраком к Пиренеям,

    Как Лазарь средь лазурных зал,

    Идёт по липовой аллее,

    Меланхолически алея,

    Её насупленный старик –

    – И скок-скок-скок, и прыг-прыг-прыг,

    Как некий столп*) за Лилей Брик.

    Войдут!..

    2.

    Оплёван, как Плевако,

    Плюясь, как Плеве, к ним бежит,

    Идиотически визжит

    Индюк, восстав Анупадакой*).

    И – там червонное оно

    Лежит, подобно летней грёзе...

    Так в бледнопалевом навозе

    Лежит жемчужное зерно.

    В яйцо вцепившись с нервным тиком,

    Кликушу-душу*) спёрши криком,

    Карга визгливо прокричит,

    Яйцом об стенку постучит. –

    – Но тут мышонок подвернётся,

    Красноволосый краснобай,

    Летя бугаем*) на Валдай;

    Яйцо тотчас же разобьётся,

    Желточность яйцная проснётся,

    Переплеснётся через край.

    Эпилог

    О, экзотические бури,

    Мифологические сны!..

    В светомерцаниях лазури,

    В искромолениях весны –

    Мои мистические хмури,

    Мои гностические дури –

    Лишь голос лопнувшей струны

    Среди бескрайней тишины.

    1946

    7. В изложении Пастернака

    Провидица! Ты, верно, знала,

    Когда пускалась на дебют

    У режиссёра-сеновала,

    Что при успехе яйца бьют.

    Сквозь окна полночь бьёт в ладоши.

    Ты смущена. Ты вся горишь.

    Но с вездесущестью святоши

    В амбар проскальзывает мышь.

    Продравшись, путаясь в мякине,

    С насестами заподлицо,

    Она углы обшаря скинет,

    Как тяжесть с плеч, с гнезда яйцо.

    Скорее бы аккорд финала!

    Ты взгромоздишься на насест.

    О, сколько раз ты наблюдала

    Невольных зрителей разъезд.

    О, сколько раз тебе придётся

    Всё перепробовать потом,

    Подменивая позолотцу

    Простым колумбовым яйцом.

    10 февраля 1972

   
       
       
       
       
       

Rasskazhi-Skazku.Ru ©®™¥ 2017

 

 

Расскажи сказку.ру | Детские сказки